Школа ремонта - делаем ремонт своими руками!

Читать: Фундамент под баню
134

Во всем виноваты шпильки

Во всем виноваты шпилькиВо всем виноваты шпильки.

Ростехнадзор наконец выполнил свое давнее обещание — представить отчет о расследовании причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Первая дата предоставления отчета устанавливалась на 15 сентября 2009 года, однако потом она неоднократно переносилась, и вот, только 2 октября давно ожидаемый документ вышел в свет.

Правда, вышел он странно. Сначала он появился на сайте Ростехнадзора, а потом вскоре оттуда исчез. За то время, пока он там висел, файл успели скачать и распространяли по сети, в частности, через «Живой журнал». Вскоре сибирский сайт «Тайга.инфо» опубликовал текстовую версию отчета со всеми иллюстрациями и графиками.

Трудно понять причину столь странного решения. Если решили публиковать, то уж публикуйте — пусть общественность читает. Но в итоге вышло половинчатое решение, когда документ повисел на официальном сайте, оттуда разошелся по другим ссылкам, и был с сайта Ростехнадзора снят. Что-то уж это очень похоже на публикацию «из-под полы», на утечку информации.

Но, особо выбора у нас нет, и придется рассматривать то, что представили общественности, пусть даже и таким странным образом. Тем более, что в документе 140 страниц и кое-какая интересная информация там есть.

Самое главное, что нужно сказать об этом документе — его составители всесторонне учли мнение народа, изобильно высказываемого в статьях, в комментариях и на форумах, и поместили большой список виновных из 19 человек, несущих «ответственность за предотвращение инцидентов и аварий на СШГЭС» и 6 человек, способствовавших возникновению аварии.

Сенсация этого документа состоит в том, что в числе пособников аварии назван Анатолий Борисовчи Чубайс. О, да! Это знаменательный момент. Столько людей мечтали и грезили, чтобы Чубайса обвинили хоть в чем-нибудь, и вот теперь это свершилось. Основание обвинения — приказ РАО ЕЭС от 13.12.2000 № 690 «Об утверждении Акта приемки в эксплуатацию Саяно-Шушенского гидроэнергетического комплекса», который подписал Анатолий Чубайс. Конечно, на расстрел пока не тянет, но кое-кто уже может открывать бутылку «Советского шампанского.

Лично мне в этом видится некоторый психологический расчет — свалить части вины на Чубайса, что создаст мощную дискуссию и обсуждение этого знаменательного события, а многие важные детали тогда останутся в тени. Этот расчет можно понять, поскольку обвинение Чубайса ляжет бальзамом на израненное народное сердце. Однако нужно признать, что сентенции типа «Чубайс развалил энергетику», нисколько не приближают нас к пониманию процессов в гидроагрегате №2 до момента его исторического полета по машзалу Саяно-Шушенской ГЭС.

То же самое можно сказать и о многих других фигурантах «расстрельного списка» от Ростехнадзора. Конечно, любому экологу и противнику крупных плотин очень приятно видеть в нем Василия Зубакина и Александра Толошинова, но не более того. Это не повод, чтобы отказываться от анализа содержательной части отчета и забалтывать проблему.

В общем и целом, этот список, весьма детально разработанный, с указанием нарушенных кодексов, законов и инструкций, по сути своей беззубый. Никого в нарушении Уголовного кодекса не обвинили, потому не будет и суровых наказаний. Скорее всего, подавляющее большинство перечисленных в списке лиц отделается выговором или чем-то таким.

ИСТОРИЯ ГА № 2 С ЗАГАДОЧНЫМИ ЛАКУНАМИ.

Теперь по содержательной части.

В отчете основное внимание было приковано к ГА №2, которому и посвящена большая часть материалов. Однако, история этого гидроагрегата была изложена неполно и сбивчиво. В отчете есть таблица аварий с 1980 по 1988 год, в котором перечислено с большой степенью подробности 30 аварий.

Но за период 1988-2009 год такой таблицы нет, и нельзя составить представление о том, как вел себя в эксплуатации ГА №2. Хотя по логике вещей, должны были быть приложены все силы к составлению истории работы гидроагрегата, преодолевшего силу земного тяготения, от момента пробного пуска до момента последней аварии. Впрочем и из имеющейся таблицы видно, что агрегат, в общем, был капризным и на нем часто создавались аварийные ситуации.

Очень подробно изложены капитальный ремонт ГА №2 в 2000 году и средний ремонт в марте 2009 года, вплоть до описания произведенных работ и списка членов комиссии Саяно-Шушенской ГЭС. Члены комиссии продемонстрировали похвальную старательность в переписывании акта о ремонте в текст своего документа. Но при этом не были подведены выводы из рассмотрения этих материалов об авариях, их устранении, результатов ремонов. Хотя напрашивается постадийный анализ состояния гидроагрегата, и на каждом новом этапе (например, авария или ремонт) должно было указываться, как изменилось техническое состояние гидроагрегата и насколько он был пригоден к эксплуатации.

Это нужно хотя бы потому, что это первый в истории случай такого разрушения гидроагрегата на крупной плотине . Тут все должно быть исследовано и проанализировано.

Характерно, что в отчете нет подобных материалов по другим девяти гидроагрегатам. Сопоставление данных позволило бы понять, был ли ГА №2 исключением для Саяно-Шушенской ГЭС, или же подобное положение было нормой, а остальные гидроагрегаты тоже готовились на взлет. Эти данные позволили бы объективно оценить уровень обслуживания и ремонта агрегатов, как в советское время, так и в нынешнее. Но таких данных представлено не было, и остается об этом только гадать. Вообще, поразительно то, что в отчете нет анализа работы всей ГЭС в целом, с привлечением данных по всем гидроагрегатам.

ФАКТЫ БЕЗ ВЫВОДОВ.

В отчете есть и любопытные детали, которые приоткрывают суть дела.

Во-первых, по данным Ростехнадзора, имел место серьезный изъян в новой системе управления, смонтированной в марте 2009 года на ГА № 2.

«В ходе среднего ремонта ГА-2 фирмой ОАО «Промавтоматика» были выполнены работы по демонтажу колонки ЭГР-10-7-2И и механизма обратной связи и монтажу колонки ЭГР-РО-6-1 (ПР ГА 040505.01). Пункт 9 Приложения 1 к техническим требованиям на поставку и замену гидромеханической части электрогидравлического регулятора частоты вращения турбины описывает особенности работы в аварийных ситуациях. Однако режим закрытия направляющего аппарата в алгоритме работы электрогидравлического регулятора частоты вращения турбины при потере электропитания предусмотрен не был.

То есть, новая система не закрывала направляющий аппарат, который подает поток воды на лопатки турбины, при отключении энергоснабжения. Это уже сам по себе веский аварийный фактор. Почему получилось так, в отчете не сказано ни слова.

Во-вторых, крупные ГЭС мощностью от 30 МВт и имеющие более 3 агрегатов должны быть оборудованы системами группового регулирования активной мощности (ГРАМ) и вторичного автоматического регулирования режима энергосистем по частоте и перетокам мощности (АРЧМ). Это позволяет системному оператору (в нашем случае, ОДУ «Сибирь» в Кемерово) оперативно вводить мощности гидроагрегатов ГЭС путем управления гидроагрегатами от центральной станции автоматики регулирования частоты и мощности, которая находится в ОДУ «Сибирь» в Кемерово, через систему ГРАРМ (групповой регулятор активной и реактивной мощности) на ГЭС. Иными словами, эта система позволяет системному оператору в Кемерово подключаться к системе управления гидроагрегатами Саяно-Шушенской ГЭС и автоматически задавать им необходимые параметры работы, увеличивать или уменьшать мощность.

Одна из серьезнейших проблем заключалась в том, что эта система не учитывала условия работы каждого конкретного гидроагрегата. Инструкции, в которых были изложены эти условия, имелись у оперативного персонала Саяно-Шушенской ГЭС. Тем не менее: «Принятая в промышленную эксплуатацию подсистема допускала нахождение гидроагрегатов в зоне 1 (разрешенной к работе) и переходу через зону 2 (не рекомендованную к работе). При этом количество переходов не регламентировалось и не ограничивалось. Время нахождения в не рекомендованной зоне и скорости ее прохождения были установлены без согласования с заводом-изготовителем.

Этот фактор, очевидно, также сыграл свою роль среди причин катастрофы. Причин такого положения дел в отчете также не рассматривалось, хотя этот вопрос стоит пристального внимания.

В-третьих, непосредственно перед аварией, ГА №2 находился на этом автоматическом управлении из-за пожара на Братской ГЭС вечером 16 августа 2009 года, который вывел из строя каналы связи, каналы автоматического регулирования частоты и перетоков мощности, каналы голосовой связи. В связи с этим: «В 20 час. 31 мин. (время мск) 16.08.09 диспетчером ОДУ Сибири отдана команда начальнику смены станции (далее — НСС) Саяно-Шушенской ГЭС на перевод ГРАРМ в режим автоматического регулирования от ЦС АРЧМ ОДУ Сибири. До 04-12 (время мск) 17.08.09 Саяно-Шушенская ГЭС работала в режиме управления от ЦС АРЧМ ОДУ «Сибири». То есть, с вечера 16 августа 2009 года до момента аварии, в течение 7 часов 43 минут, Саяно-Шушенская ГЭС находилась на автоматическом управлении от ОДУ «Сибирь.

В отчете Ростехнадзора есть список команд, переданных на Саяно-Шушенскую ГЭС. В 20.31 мск 16 августа СШГЭС на мощности 4200 МВт подключилась к регулированию. В 20.51 мск поступила команда снять 200 МВт плановой мощности. Снижение мощности шло до 22.26 мск, когда она составила 2800 МВт, а затем пошел рост: 00.12 мск 17 августа — 3000 МВт, 00.15 мск — 3200 МВт, 00.18 мск — 3400 МВт, 00.27 мск — 3600 МВт. Последняя команда от ЦС АРЧМ поступила в 03.03 мск — установить мощность 4100 МВт. Через 1 час 10 минут произошла авария.

В 23.14 мск 16 августа 2009 года оперативный персонал вывел из резерва ГА №2 и ввел в работу с регулируемой нагрузкой по заданию ОДУ «Сибирь» с под автоматическим управлением регулирования мощности АРЧМ — ГРАРМ. Это четко указано в отчете: «Изменение мощности включенного в регулирование гидроагрегата №2 осуществлялось автоматически под воздействием регулятора ГРАРМ в соответствии с командами АРЧМ». Вместе с ним работали ГА № 1, 4, 5, 7, 9.

Это существенная сторона дела, которая до этого совершенно не упоминалась в прессе и комментариях. Однако, поразительно то, что в отчете Ростехнадзора полностью отсутствуют данные по анализу работы ОДУ «Сибирь» и отсутствует анализ влияния этого регулирования на состояние ГА № 2, хотя этот анализ напрашивается сам собой.

Нет и расследования того вопроса, какие велись переговоры и обмен данными между ОДУ «Сибирь» и Саяно-Шушенской ГЭС, и были ли сделаны попытки предотвратить аварийную ситуацию. Понимали ли диспетчеры в Кемерово, что возникает аварийная ситуация и каковы были их действия? Почему оперативный персонал Саяно-Шушенской ГЭС принял решение ввести в работу ГА № 2? На эти вопросы ответа не последовало.

Ростехнадзор рассмотрел только многочисленные переходы ГА № 2 режимов работы и сообщил по этому поводу.

«Сведения об обмене информацией между СШГЭС и ОДУ «Сибири» по вопросу установления ограничения на выдачу команд АРЧМ — ГРАРМ отсутствуют.

А ведь это серьезнейший и принципиальнейший момент. Безусловно, возможность автоматического дистанционного управления крупными ГЭС — это крупнейшее завоевание техники. Но, похоже, что эта возможность создает также возможность катастрофы, если в автоматическое управление по каким-либо причинам вводится аварийный агрегат. Отчет Ростехнадзора должен был дать четкий ответ: учитывалось ли состояние ГА № 2 в Кемерово, и вообще, видели ли диспетчеры аварийную ситуацию? Четких ответов не последовало, но из того, что сообщено в отчете, можно понять, что ОДУ «Сибирь» не ведало, что делало.

В-четвертых, в отчете есть сведения, что система управления гидроагрегатами отключилась в 8.05 по времени Абакана, то есть за 8 минут 25 сек. до аварии.

«Со слов инженера центрального пульта управления Мисюкевич Л.М.(протокол опроса 18.08.2009), в 8 часов 05 минут отключился групповой регулятор реактивной мощности (ГРРМ — подсистема, работающая в составе ГРАРМ) и напряжение на нем показывало 526-527 кВ, при этом показания на программном модуле задатчика внеплановой мощности (ЗВМ) соответствовали 176 МВт. В момент осмотра ЗВМ в 8 часов 00 минут показания соответствовали — 300 МВт.

В 8 часов 06 минут Мисюкевич Л.М. подошла к пульту управления и снизила на каждом агрегате реактивную нагрузку (Повернула ключи реактивной мощности против часовой стрелки вместе на 9 и 10 агрегате, затем на 7 и 8 агрегате, затем на 5 агрегате. 6-й агрегат находился в ремонте. Снизила реактивную нагрузку на 3 и 4 агрегате и затем на 1 и 2 агрегатах). Напряжение на шинах снизилось до 525-524 кВ. Действия Мисюкевич Л.М. соответствуют инструкции по эксплуатации системы группового регулирования активной и реактивной мощности (ГРАРМ) гидроагрегатов СШГЭС утвержденной главным инженером СШГЭС Митрофановым 24.02.2009 г. После этого доложила начальнику смены станции, что можно вводить ГРРМ. Начальник смены станции Нефедов М.Г. ввел его в работу. В 8 час. 07 мин. все показания приборов были в норме, сигналов о неисправности не было.

Тут, по меньшей мере, три факта: отказ системы группового регулятора реактивной мощности, вмешательство оперативного персонала в управление гидроагрегатами, в том числе и ГА №2, и нормальные показания приборов за 6 минут 25 сек. до аварии.

К слову сказать, в приведенных данных о мощности ГА № 2 перед аварией есть разнобой данных, который не объяснен в отчете. В таблице команд автоматической регуляции мощности указано: 8.00 — 605 МВт, 8.12 — 575 МВт, 8.13 — 475 МВт и через 25 секунд — 0, то есть разрушение агрегата. В сводных таблицах состояния гидроагрегатов станции указано для ГА № 2: 8.00 — 600 МВт, 8.13 — 475 МВт.

В любой катастрофе максимальное внимание приковано к последним минутам работы агрегатов. В расследовании также должны были быть приложены все силы к тому, чтобы установить картину работы по минутам и секундам работу систем управления и гидроагрегатов, и свести данные в сводную таблицу, показывающую последовательность событий. В отчете этого и близко нет. Приведенный выше отрывок с интереснейшими сведениями остался без комментариев и разбора. Придется обратиться к независимым специалистам с просьбой проанализировать эти сведения, поскольку, вероятно, в них и кроется разгадка причин катастрофы.

В общем и целом, в отчете Ростехнадзора есть интересные факты, в том числе, видимо, и ключевого значения. Но почти все они остались без анализа, и по ним не дано никаких комментариев.

В таком виде отчет Ростехнадзора нужно признать неудовлетворительным.

Как предполагали, что после 15 сентября общественности будет представлен бессодержательный документ, так оно и получилось. Почему это так.

Во-первых, в отчете нет всей полноты данных, относящихся к катастрофе, в особенности по ГА № 2.

Во-вторых, в отчете нет оценки всей Саяно-Шушенской ГЭС в целом, в свете произошедшей катастрофы. Внимание комиссии почему-то сфокусировалось только на ГА № 2.

В-третьих, не была установлена и сведена в единую таблицу хронология всех событий, имеющих отношение к аварии. Из отчета невозможно понять, что происходило, что за чем следовало, кто и какие команды отдавал и так далее. А это должно быть центральным содержанием всего отчета. Чем составлять списки, лучше бы занялись хронологией событий.

В-четвертых, в отчете ничего не сказано о всей совокупности причин аварии, хотя эта тема заслуживает особого раздела. Сказано лишь: «При входе в зону эксплуатационной характеристики гидроагрегата, не рекомендованной к работе, произошел обрыв шпилек крышки турбины. Под воздействием давления воды в гидроагрегате ротор гидроагрегата с крышкой турбины и верхней крестовиной начал движение вверх и, вследствие разгерметизации, вода начала заполнять объем шахты турбины, воздействуя на элементы генератора». То есть, шпильки, мол, виноваты и все. Как и предполагалось, полный, подробный и обоснованный список причин катастрофы дан не был.

При чтении документа создается полное впечатление, что его авторы не вели самостоятельной работы по выяснению обстоятельств и причин аварии. У них не было плана работ, не было понимания, что нужно изучить и проанализировать, и потому они, как видно по тексту, собрали некоторое количество разнородных документов и официальных писем, из которых взяли выдержки и составили из них нечто вроде акта технического расследования.

Если этот отчет — это акт технического расследования, то его можно смело признавать памятником беспомощности Ростехнадзора и еще целого ряда организаций, представители которых были в комиссии, перед лицом крупных аварий. Этим людям не по силам защитить нас от техногенных катастроф.

Статья оказалась полезной? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Похожие материалы

Пластины
Лучшие силиконы

Сайт о ремонте kola-nature.org